Пятнистое сердце

Иметь редкий окрас кожи — дело непростое. С одной стороны, это только внешнее отличие, а с другой стороны, ты всё же белая ворона.

Родилась я у Волги, всё детство бегала по пляжу, прикрывая коленки, закапывая их в песочек. Мне казалось, что на меня смотрят абсолютно все. 

Тогда я не знала, что такими пятнами покроется всё моё тело и даже лицо, это было страшным сном. 

Витилиго. 

К 12 годам у меня были пятна уже на локтях, пальцах, бедрах, на шее. Постепенно белые пятна отвоевывали место у коричневой кожи. Тогда я уже носила длинные юбки, брюки и мазалась каждое утро кремом от солнца. Этот запах до сих пор стоит перед носом, я его слышу за версту. Если я забывала намазаться, то впадала в панику и бежала обратно домой, плакала, жаловалась на то, что не могу быть как все. 

Я скупала все автозагары, чтобы как-то маскировать пятна, я испытывала десятки тональных кремов. Я не ходила на пляж с теми людьми, которые не видели мои пятна, чтобы не получать лишние вопросы, которые ранят пятнистое сердце.

Я часто от друзей и близких слышала «утешающие аргументы» — Это всего лишь окрас кожи, ты же абсолютно здорова, у тебя есть ноги — ты можешь бегать, есть глаза — ты можешь видеть. Я думала, конечно, что не имею право на страдания, но легче мне не становилось. 

Меня никто не научил принимать себя. Тогда как-то об этом и не знали что ли. Не прятать то, что есть, а считать это своей особенностью. Ведь нет больше такой же Оли, как я. Я красивая, обаятельная, харизматичная, любящая, талантливая, у меня куча заслуг, наград, дипломов, медалей, кубков. Я проехала автостопом Францию, закончила магистратуру в Париже, стала мастером спорта и чемпионкой России, вышла замуж, родила двух детишек, поднялась по карьерной лестнице, стала предпринимателем, у меня миллион друзей.

По сути мне пятна не помешали обрести всё то, что я имею. Возможно, это был для меня даже небольшой якорь, который тормозил меня, чтобы не возгордиться всем тем, чем меня наградил Бог.

Сейчас у меня есть ощущение, что я излечилась. Нет, пятна до сих пор покрывают половину моего тела, но теперь мне кажется, что это моя красивая особенность, что я совсем уникальный человек, поскольку таких пятен нет ни у кого в мире. У них особенный рисунок, его просто не повторить. 

Как я излечилась?

Мои друзья, семья Даниловых, предложили  устроить терапевтическую фотосессию. Во время съемки они бесконечно обсыпали меня комплиментами. Честно, я не верила тогда им до конца, поскольку я всегда считала свою кожу уродливой и неполноценной. Через несколько дней я отважилась разместить пост в свой блог в инстаграм, впервые намеренно показав недостаток людям. Мне написали сотни комментариев с поддержкой и восхищением. Мне писали в личные сообщения, что этот пост им был очень нужен и благодарили за то, что я не побоялась поднять эту тему. Когда я читала реакцию людей, я плакала от радости, от неловкости, от обиды, что я раньше себя не ценила, я сопереживала тем, у кого детки родились с витилиго и тем, кто как я всю жизнь страдал. Меня захватывала буря абсолютно разных и противоречивых эмоций. 

Прошел месяц, и я поняла, что излечилась. Мне захотелось надеть юбку покороче, чтобы все видели мои пятна. Многим людям хочется выделяться из толпы и быть особенными. Для этого они себе делают необычные прически, набивают татухи, одеваются в дизайнерскую одежду, а мне сама природа дала необычный окрас кожи. 

Теперь у меня не просто пятнистое сердце, оно абсолютно счастливое и особенное пятнистое сердце.

Ольга Широкая 

Инстаграм Оли